Среда, 20.09.2017, 03:07Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Мини-чат

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 36

Статистика

СкаZки от Келен - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Проза » В приложение "Солнце в Полосочку" » СкаZки от Келен (мои страшные сказки вам на ночь))))
СкаZки от Келен
КеленДата: Вторник, 23.09.2008, 21:08 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Репутация: 0
Статус: Offline
МИР ПОСЛЕ СМЕРТИ

“…не плачь. Не жалей. Не зови. Мы не плакали, не жалели; мы только звали. Звали все силы и всех богов себе в помощь. Но её не было ниоткуда. Наши силы иссякали, а боги оставались к нам глухи. И лишь единицы из нас уйдут из этой тьмы живыми. И те из нас, кто останется жив, впервые за тысячу лет увидят восход…”

выдержки из записей Валькура
Линнота Саврисского II мага
Среднегорской армии

Часть первая.
Когда Смерть закончила свой кровавый пир.

Они так и не заметили того момента, когда Смерть закончила свой кровавый пир. Возможно, это случилось всего несколько минут или даже мгновений назад, а, может, уже и несколько часов в подлунном мире стоял незыблемый покой. Звёзды отчётливо и холодно блистали в вышине, а они стояли не дыша, боясь хоть звуком, хоть шорохом нарушить наконец-то воцарившуюся тишину. Они стояли, ещё не до конца понимая, что произошло в мире. Пустыми, ничего не видящими глазами, они смотрели куда-то в даль. Смотрели не потому, что искали там что-то; смотрели, потому, как не знали, что им теперь делать. Они уже так свыклись с мыслью о том, что рано или поздно, но их убьют, а не сражаться означало погибнуть тот час же, что не до конца верили, что их жизням больше ничего не угрожает. Хотя, когда один из них с тяжёлым вздохом опустился на выжженную землю, они в ужасе вздрогнули, решив, что жестоко обманулись, и их товарищ падает мёртвым. Лица их приобрели осмысленные выражения, и они, наконец, вздохнули полной грудью.
Не хотелось ничего говорить, нарушать эту воцарившуюся тишину казалось преступлением, но это было необходимо. Голос заговорившего первым дрожал от волнения, как дрожит голос провинившегося ребёнка, которого хотят наказать родители.
- Сколько? – выдохнул он. – Сколько нас?
Одна из немногих женщин, в ночи было трудно различить её внешность, закрыла глаза.
- Двенадцать, - так же тихо отозвалась она плачущим шёпотом.
- Всего двенадцать…
Остальные молчали, не желая произносить ни слова. Не думали ни о конце войны, ни о погибших друзьях, родственниках, товарищах; ни о чём не хотелось думать, просто сидеть и смотреть в даль, осознавая, что они ещё живы.
- А люди? – всё так же тихо.

Добавлено (23.09.2008, 21:06)
---------------------------------------------
- Я слабо их чувствую, но, кажется, не более трёх сотен.
Три сотни людей и двенадцать почти бессмертных иллоров на всю землю. Осознание этого не хотело укладываться в головах выживших.
- Что мы будем делать теперь? – едва слышно произнесла ещё одна женщина.
- Не знаю, - ответил заговоривший первым.
- Я предлагаю оставить всё, как есть, - отозвался густым басом один из выживших. – Я больше не хочу ни звуков, ни шума, ни голосов жизни. Я хочу покоя.
- Мы все этого хотим, - ответил сидящий на земле.
- Но этому не бывать, - вмешалась третья женщина. – Жизнь будет всегда, она возродится и без нашей помощи. Боги вернут её.
- Боги! – гневно воскликнул человек с басом. – Где были эти боги, когда мы молили их о помощи7!
- Умоляю, перестаньте! – взвыла первая женщина. – Всё только закончилось, а вы хотите начать новую войну?!
Человек с басом отступил, но, тем не менее, тихо прошептал:
- Боги умеют лишь разрушать.
Вновь воцарилась тишина. Предрассветный ветер рвал за спинами выживших плащи. Они молчали. Они знали, что стало с остальными людьми, иллорами и другими существами, но им ещё только предстояло узнать, что сотворила их война с самой землёй. У них больше не было сил; не было сил даже послать мысленное проклятие богам, которые равнодушно смотрели на эту войну. Тысячу с лишним лет они все молили их о помощи, но боги молчали. Теперь боги им уже не нужны: боги бросили их на произвол судьбы, и они выжили. Пусть их осталось очень мало, но они живы.
- А где люди? – поинтересовался кто-то тоненьким голосом.
- Они идут сюда, - ответила всё та же женщина, что и искала их. – С ними один из нас. Он приведёт их к нам.
Снова тишина залила мир. Мир, в котором уже несколько часов не было войны. Они пытались понять то, что они выжили. Выжили, хотя Смерть постоянно смотрела им в глаза, дышала в спину. Они не были ничем лучше остальных, во многом, может, даже и хуже, но именно они выжили.
Когда где-то далеко у самой кромки, на границе земли и неба посветлело, выжившие вновь затаили дыхание. Свет. Впервые за тысячу лет они видели настоящий живой свет. Чуть нежно оплавился край неба. Но чем ярче свет становился, чем больше он заливал всё вокруг, тем в больший ужас приходили выжившие. Кругом, на сколько хватало глаз, была мёртвая пустыня. Опалённый в огне песок, ставший почти стеклом. Голая пустыня, начисто лишённая каких бы то ни было признаков жизни. И Смерть, завершившая свой кровавый пир. Сотни, тысячи тел людей и иллоров валялись повсюду. За спинами выживших возвышались оплавленные скалистые горы, молчаливо чернеющие над этой пустыней.
Зажав рот руками, одна из женщин упала на колени.
- Все силы, что мы наделали!
Слёзы покатились по её бледным худым щекам. Другие выжившие были не менее поражены увиденным.
- Мы уничтожили этот мир, - в ужасе прошептал сидящий на земле.
- Кто знает, - сокрушённо, не веря себе, отозвался тот, что первым нарушил окутавшую мир тишину. – Может, здесь и раньше была пустыня?
- Нет, - глухо отозвалась женщина, способная видеть сквозь пространство.
Как ни старались, никто из тех, что выжили, так и не смогли вспомнить, что здесь было до начала войны. Между жизнью и ими пролегли тысяча с лишним лет беспросветной тьмы, страха и боли. Не важно, что было здесь когда-то, они знали, что уничтожили тот мир. Самым ужасным было то, что они даже не помнили причин этой войны, затянувшейся более чем на тысячу лет. Войны, в которую были втянуты и почти полностью истреблены люди. Причины войны не столь важны, будь то война за власть, за территории или ещё что-то, война остаётся войной, особенно, если это война практически бессмертных существ.
- Пойдёмте, - сидящий на земле встал и поднял молча роняющую слёзы женщину. – Нужно уйти с солнца, пока оно не свело нас с ума.
- Уйти?! – взвизгнула женщина, которая всё ещё полагалась на предавших их богов. – Куда?!
- В тень гор, - сурово и спокойно ответил мужчина, движением головы разбросав по плесам грязные, но когда-то абсолютно белые волосы. – Пока надо идти туда. Дальше разберёмся.
Придерживая тихо всхлипывающую женщину, он двинулся вперёд. За ним пошёл заговоривший тогда, в часы наступившего покоя, первым, а следом и остальные. Двоих, не способных идти самостоятельно, понесли на руках. Они уже даже не думали о том, что выжили, им не казалось это счастьем. Совершенно обессилевшие, они добрались до гор, где спрятались от палящего солнца в тени скалы и где впервые за тысячу лет спокойно сомкнулми глаза и уснули, зная наперёд, что они проснуться.

Добавлено (23.09.2008, 21:07)
---------------------------------------------
Часть вторая.
Когда они проснулись.

Когда они проснулись, то вновь, словно впервые, осознали, что они выжили. Проспали ли они несколько часов или дней, они не знали, но солнце уже давно перекатило за полдень. Плакавшая на рассвете женщина с трудом подняла голову с земли; мужчина, ведший её тогда, помог ей встать.
- Вода, - прошептала она. – Пить.
Он нежно обнял её за плечи. Бессмысленным взглядом она уставилась на пустыню.
- Нам нужна вода, - произнёс один из выживших, снимая с плеч грязный рваный плащ, - иначе нам не выжить.
Женщина горько усмехнулась: выжить в такой войне и умереть от отсутствия питьевой воды. Это казалось таким смешным и глупым.
- Элеонора, - мужчина, снявший плащ, впервые обратился к кому-то из выживших по имени. Женщина, видящая сквозь пространство, вздрогнула, - не могла бы ты поискать где-нибудь воду.
Женщина тяжело вздохнула: ей трудно было применять свою силу, но она знала, на сколько это важно. Она закрыла глаза и мысленно стала искать воду.
- Октавий, - простонала она, открывая глаза и хватаясь за руку человека, первым после конца боя нарушившим тишину, - нет.
- На сколько далеко нет воды? – он попытался утешить испуганную женщину. – Куда нам нужно идти?
- Я не о воде, Октавий, - Элеонору затрясло, она впадала в панику.
- Если не о воде, то о чём ты?
- Обо всём. Ничего нет.
- Мы это видим. Но где вновь начинается живая земля?
- Ты что, не понимаешь меня! – женщина вырвалась из его рук и вскочила. – Я облетела весь этот мир, весь! Нигде нет ничего! Ни плодородной земли, ни морей, ни океанов. Ничего! Ты это понимаешь?! Последняя битва уничтожила всё, что было! Всё! Остались только мы, пустыня и горстка тех людей, что какой-то иллор ведёт к нам!
- Элеонора, прошу тебя, успокойся, - Октавий схватил её за руку.
- Успокоиться? Да лучше бы я умерла в этой битва!
- Что ты несёшь?! – воскликнула третья женщина.
- Ты вообще молчи! Где твои грязные боги?! Мы что, мало пережили, по их мнению? Они не желают нам помогать! Мы прокляты ими! Видно, мы чем-то изрядно провинились перед ним, раз нас бросили так подыхать! Разве ради этого мы сражались? – она указала на пустыню. – Да, твои мерзкие боги есть, и они не отвернулись от нас, они прокляли нас! Но мне не нужны боги! Я прошла всю эту проклятую войну без помощи богов и, если мне и суждено погибнуть в этих песках, то не от вашей грязной руки!
Элеонора выдернула руку из руки Октавия и бросилась из-под тени скалистого навеса на солнце. Тот было кинулся за ней, но его остановила рука женщины, плачущей на заре.
- Оникс, ты что, не понимаешь, что она делает?! – воскликнул Октавий, но женщина кивнула, показывая, что всё понимает.
Закусив губу, Октавий смотрел, как Элеонора, раскинув руки, бежит по оплавленным камням. Собрав все остатки магических и физических сил, она упал в небольшой, с полтора фута шириной, разъём между камнями. Вместо удара последовал всплеск, и прохладная влага потекла вниз.
- Что это было? – один из выживших приподнялся.
- Она уничтожила себя, став ключом воды, - ответила Оникс и, поднявшись, пошла к разъёму.
Чистая, прохладная и, главное, питьевая вода сочилась из-под камней. Жадно прильнув к ключу, женщина пила её.
- Но зачем она это сделала? – Октавий всё ещё непонимающе смотрел на расщелину.
- Кто знает, каково это – узнать и узреть абсолютно пустую землю; мало того, быть причиной её опустошения. Нам этого не дано, а она, возможно, не справилась с чувством обречённости и решила дать хотя бы нам шанс всё изменить.

Добавлено (23.09.2008, 21:08)
---------------------------------------------
- Изменить? Но что ты собралась менять? Мира нет!
Женщина отошла от ключа, позволяя другим напиться.
- Сюда идут люди, чей век короток, и через пару сотен лет они будут лишь понаслышке знать об этой войне. Они идут, надеясь на нас.
- К чему ты клонишь?
- Я предлагаю создать для них новый мир. Мир, в котором они больше не столкнуться с подобным ужасом.
- Желание битвы у людей в крови. Отцы расскажут детям об этой войне. Они не будут так безгрешны. К тому же, как ты собралась создавать новый мир?
- Сила вернётся. Пройдёт некоторое время, и наша магическая сила полностью вернётся к нам. Благодаря жертве Элеоноры у нас есть вода, это поможет нам протянуть какое-то время. А сила по чуть-чуть будет возвращаться. Через пару дней мы сможем окружить источник живой растительностью. Питаемая нашей силой, она взрастёт за два-три дня и станет давать плоды. Мы сможем питаться ими. Затем создадим животных…
- Но что делать с последствиями войны?
- Люди живут не долго. Мы будем забирать у них детей и воспитывать их сами. Они будут считать, что этот мир был таким всегда.
- А родители?
- Предлагаю убивать их, - сухо произнёс спутник женщины.
- Ты с ума сошёл! – Октавий отшатнулся. – Начинать творить новый мир с убийств.
- Они пережитки старого мира.
- Тогда мы тоже!
- Перестаньте оба! – воскликнула Оникс. – Мы изолируем их от детей. Это жестоко, но необходимо. В новом мире никто из людей не должен ничего знать об этой войне. Все с этим согласны?
Она обвела всех, кто выжил после этой войны взглядом: все до одного кивнули, выразив своё согласие.
- Сейчас главное – до прибытия людей воссоздать здесь, на этой горе, хоть какую-то растительность, подобие жизни. Что делать с самими людьми, решим потом.
- Ты претендуешь на роль лидера? – один из выживших встал.
Оникс вспыхнула от гнева.
- Ни на что я не претендую! Просто, в отличие от вас всех, я хоть что-то предлагаю делать!
- Успокойся! – он защитно выставил вперёд руки. – Я ничего не имею против. Считай, что я ничего не говорил.
- Отлично, - спутник Оникс снял с себя грязный плащ и накрыл им от палящих лучей солнца ключ воды. – Предлагаю вернуться в тень и отдохнуть. Силы нам ещё понадобятся.
Все выразили молчаливое согласие своим уходом в тень скалы. Никто больше не вспоминал о Элеоноре. Они так привыкли к Смерти за эту тысячу лет, что она перестала тревожить их опустевшие души и сердца. Это была просто очередная Смерть кому-то друга, кому-то просто недавнего знакомого. Правда было немного грустно оттого, что, чтобы построить новый мир, нужна была Смерть. Просто они, те, кто выжили в этой войне, думали, что всё это уже позади. Что, наконец-то, настал покой. Не было ни радости, ни боли, ни горечи. Была только смертельная усталость и пустота. Пустота вокруг, пустота внутри каждого.
Они легли и попытались уснуть. Нужно до завтра восстановить хоть крупицу магических сил, чтобы начать то, что позабыто тысячу лет назад. Не разрушать, а творить. Творить жизнь.


Ah... koboreochiru namida wa owakare no kotoba
 
kapli-rosyДата: Вторник, 23.09.2008, 21:31 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
Так... будет какие страшилки ночью в походе рассказывать!

Давайте рифмовать жизнь со счастьем!
 
КеленДата: Пятница, 27.03.2009, 10:38 | Сообщение # 3
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Репутация: 0
Статус: Offline
СЫН БОГА ЛУНЫ

Вода, разделяясь на несколько неравных потоков, омывала опущенные в ручей тонкие пальцы. Такие бывают только у пианистов – длинные, хрупкие и гибкие. Луна красиво серебрилась, отражаясь в водной глади. Тёмная поверхность ручья казалась выточенной из чёрного живого мрамора, а лёгкое течение делало её поистине чудесной и волшебной. По берегам росли белоснежные лилии и голубоватый мироцвет, отчего в воздухе витал тонкий медовый аромат. Чарующая тишина дарила полное умиротворение, но это не был покой смерти, отнюдь. Тишина была такой же живой, как и цветы. Она нежно обволакивала, такая ласкающая и нетленная.
- Милорд.
Мужчина обернулся. Перед ним стояла молодая девушка со светлыми, спадающими ниже пояса волосами, две пряди у висков были заплетены в тонкие косички. Большие бледно-голубые глаза ничего не выражали, хотя мужчина знал, что порой в них вспыхивают прекрасные ледяные звёзды. Длинное иссиня-чёрное платье облегало идеальную, с его точки зрения, фигуру.
- Скоро рассвет, милорд, - тихим ровным голосом произнесла она.
Лунный принц поднял взгляд и посмотрел за её спину. Там тёмным силуэтом возвышался замок. Древние стены с башнями, уносящимися в бесконечность.
- Спасибо, Астария, - нежно ответил принц. – Я буду через пару минут.
- Хорошо, - кивнула девушка. – Только поторопитесь, милорд, вы итак засиделись.
Лёгкой походкой девушка ушла в сторону замка, а принц коснулся тонкими пальцами нежных лепестков лилий. Они были так прекрасны, хрупки и пахучи. Затем он склонился над гладью ручья. В легко дрожащей поверхности отражалось красивое тонкое лицо с прекрасными чертами и полупрозрачной голубовато-серебристой кожей. Его обрамляли длинные тёмные волосы. Серые равнодушные глаза блестели светом далёких звёзд.
Звёзды. Одна за другой, несколько звёзд упали за стены замка, затем над ними разлился бледный умиротворяющий свет. Это вернулся домой отец принца – Габриэль, бог Луны. Надо было срочно возвращаться за стены, ибо ночь подошла к концу.
Лёгкий розоватый отблеск зари окрасил бледные лепестки лилий. Надо бежать пока ещё не поздно, или он исчезнет, станет пылью под лучами палящего солнца. Прикрыв рукой начавшие болеть глаза, принц вскочил, и тут его взору предстало нечто. В море нарастающего огня и жара, обжигающего его нежную кожу, бежала невысокая девушка. Слезящимися глазами он с трудом мог уловить цвет её волос. Тёмные. Она бежала и радостно смеялась, нарушая, – нет! – разбивая эту тишину. Внезапно она остановилась, но тут же лунный принц отвернулся и со всех ног рванул под защиту замковых стен, где, едва переступив порог, рухнул на холодный пол, погружаясь вместе со всеми обитателями замка в беспробудный сон.

Добавлено (27.03.2009, 10:31)
---------------------------------------------
Хоуп пробудилась одной из первых, сразу после любимого дядюшки. Распахнув глаза цвета нефрита, она тут же вскочила и кинулась во двор. Было ещё непривычно сумеречно и, приспособленные к яркому свету глаза, с трудом различали предметы вокруг. Один раз она даже споткнулась, не заметив маленький порожек на выходе из дворца. Раздалось громкое ржание, и колесница, до которой ей оставалось всего несколько метров, рванула ввысь.
- Дядя Гелиос! – громко выкрикнул девушка. – Так нельзя! Дядя! Вы же обещали взять меня с собой!
Но высокий рыжеволосый мужчина лишь снисходительно улыбнулся ей, отправляясь в путь. Хоуп гневно топнула ногой и кинулась вслед за быстро удаляющейся колесницей. Стремительно светлело, и ориентироваться становилось значительно легче. Даже заведомо зная, что дядюшку ей не догнать, она просто бежала за ним. Постепенно обида прошла, и девушка весело засмеялась. Непривычная и доселе неведомая тишина давила и пугала, она была неживой, поэтому Хоуп смеялась, как можно громче, стараясь наполнить её. В море зари он согревалась и чувствовала себя всё лучше и лучше, остатки сна улетали.
И тут она резко остановилась. Вдали во всё быстрее редеющем сумраке стояла тёмная фигура. Стройный стан, облачённый в красивые чёрные одежды, по плечам струились такие же тёмные, как и у неё волосы. Коже прекрасного мужчины была бледна и казалась полупрозрачной с серебристо-голубоватым отливом. Он столь же шокировано посмотрел на неё и тут же сорвался с места, убегая в противоположенную сторону. Движения его были поразительно плавными и изящными. Да и как иначе, подумалось ей, могло бы двигаться сто прекрасное существо. Она неподвижно стояла, слыша, как всюду начинает звучать жизнь: пение птиц разнеслось в вышине, зашевелились звери. Это проснулись остальные обитатели Дневного дворца. Наконец, она решилась выкрикнуть:
- Постой! Куда ты?!
Но никто ей не ответил, посреди поросшего разнообразными цветами поля Хоуп стояла одна. Неизвестного и прекрасного мужчины и след пропал. Она ещё какое-то время брела в ту сторону, где скрылся незнакомец, но в бескрайнем и чистом поле никого и ничего не было. Отчаявшись найти его, девушка повернула к дворцу. Она недоумевала, кем мог быть прекрасный незнакомец. Девушка подняла к лицу руки, внимательно посмотрев на них. Её кожа имела приятный кремовый оттенок, в отличие от бледной, почти призрачной кожи мужчины. И одет он был весьма странно – тёмный прямой наряд, расшитый серебром, закрывал всю фигуру от подбородка до пят. Хоуп оправила коротенькое, выше колен, наискось скроенное платье с открытыми плечами и глубоким декольте. А глаза? В глазах у незнакомца была такая странная пустота, похожая на ту пугающую тишину, что была в момент её сегодняшнего пробуждения. Во взоре окружающих её людей она всегда видела лишь искры тепла, света и веселья.
- Кто же ты? – прошептала растеряно девушка, не в силах выкинуть из головы прекрасное существо.
- Хоуп!
Девушка обернулась, к ней бежали несколько подруг. Они закружили её в беспечном хороводе, от которого было светло и радостно.
- Ты опять пыталась уговорить солнцеликого Гелиоса взять тебя с собой? – Флауна упёрла кулаки в боки. – Знаешь же, что он тебя никогда не возьмёт.
Хоуп лишь грустно улыбнулась.
- Забудь об этом, - Ритика легко коснулась её плеча. – Никому, кроме Гелиоса, нельзя видеть, что там, за границей дня.
- Кстати, - третья подруга, Мирабель, встряхнула тёмно-красными волосами, - а что ты видела на заре?
В памяти девушки всплыл прекрасный незнакомец.
- Ничего, - улыбнувшись, ответила она. – Ничего. Там только пугающая тишина.
Весь день Хоуп веселилась со своими друзьями, плела венки из полевых цветов, кормила зверей, танцевала, пела, но под вечер, когда все направились во дворец, улизнула на поляну. Вдали уже показалась колесница дядюшки, необходимо срочно бежать во дворец, или она станет холодным туманом, исчезнув навсегда. Но глаза девушки пристально всматривались вдаль, ожидая увидеть его. Темнело, а он так и не появлялся. Хоуп охватил ледяной холод, нарастала тишина. Вот уже почти ничего не видно и так хочется спать. А незнакомца всё нет. Девушка чувствовала, что не может больше пошевелиться. Вот и всё, ей уже не успеть во дворец. Сейчас она, нарушившая многовековой запрет не зрить за границу дня, обратится в бесплотный туман.
Уже падая, не видя ничего во тьме, она почувствовала, как её подхватили тёплые руки и, оторвав с места, быстро понесли ко дворцу.

Добавлено (27.03.2009, 10:32)
---------------------------------------------
Всё тело жутко болело. Он ещё даже не проснулся, скорее бредил в полусне, пытаясь вернуться в реальность. Чуть приподнявшись на локтях, принц осмотрелся. Он лежал на приятно холодящем кожу мраморном полу замка Ночи прямо у ворот. Мимо быстрой походкой прошёл Габриэль, его отец.
- Что случилось? – взволнованно бросил он через плечо. Остановиться рядом с сыном и поговорить он не мог, Луна должна взойти во время, обеспечив наступление ночи.
- Что со мной? – тихо прошептал лунный принц, оглядывая свои обожжённые ладони.
- Ты дерзнул заглянуть за грань ночи, - крикнул ему отец, уже взлетая ввысь. – Хорошо, что лишь чуть-чуть.
Сивирен ошарашено продолжал взирать на свои руки. Так вот, что это было, он сумел узреть что-то чуждое, разрушающее, страшное. Эта необычная девушка пришла из убивающего моря огня, а он едва не погиб. От нового приступа боли Сивирен снова распростёрся на полу, поджав колени к животу. Постепенно начала воцаряться успокаивающая тишина. Стемнело, и глаза смогли снова различать все предметы.
- Милорд!
К лунному принцу подбежала Астария и осторожно коснулась плеча. Мужчина сжал зубы и зашипел от боли.
- Я же вас предупреждала!
- В чём дело?
К ним приблизилась высокая женщина с прекрасным лицом.
- Мама, - Сивирен протянул к ней обожженную руку.
- Мой бедный, - она склонилась над ним, взяв в руки измученное лицо. – Астария, позови кого-нибудь, нужно перенести принца в его покои.
Через пару минут его осторожно подняли и понесли в спальню. Тонкие шёлковые простыни приятно холодили истерзанную жаром плоть. Силентия нежно провела прохладными пальцами по лицу сына, снимая боль. Сивирен прикрыл глаза, наслаждаясь её прикосновениями. Он словно погружался в любимый ручей.
- Мама, - тихо спросил принц, - а ты когда-нибудь видела то, что за гранью ночи?
- Нет, - нежно ответила женщина. – Это запрещено. Ведь там лишь наша смерть.
- А отец? Он когда-нибудь тебе рассказывал об этом?
Женщина поджала губы:
- Зачем ты это спрашиваешь?
Перед внутренним взором Сивирена вновь предстало море огня, и в его всполохах бежало странное существо.
- Я видел девушку.
- Девушку?
- Да. Она спокойно стояла, и солнце не причиняло ей вреда.
- Мой малыш, - Силентия убрала руки с лица сына, - забудь об этом. За границей ночи есть лишь смерть. Солнце едва не убило тебя. Жар причинил тебе страшную боль. И ты, вполне возможно, видел лишь мираж, вызванный твоим воображением.
- Ты права, - улыбнулся принц, открывая глаза. – Это был лишь мираж.
Силентия склонила голову на бок. Её прекрасные серые глаза мерцали в темноте.
- Спой мне что-нибудь, - попросил Сивирен.
Женщина запела тихим нежным голосом древнюю печальную песнь. В ней переплетались цветущие лилии с водой ручья, звёзды с ласковой тишиной. А Сивирен всё никак не мог выкинуть из головы образ удивительной девушки с тёмными волосами. Неужели, она была лишь миражём? Он отказывался в это верить. Но, если она не плод его воображения, то девушка пришла из-за границы ночи. Однако, в ближайшее время проверить что-либо он не сможет, солнце слишком обожгло его, и пару ночей покинуть замок Ночи он не сможет.
Вспыхнул бледный свет, вернулся Габриэль.
- Спи, моё дитя, - Силентия склонилась и поцеловала Сивирена в лоб. Затем она покинула его апартаменты, а лунный принц погрузился в сон-оцепенение.

Добавлено (27.03.2009, 10:33)
---------------------------------------------
Хоуп сонно похлопала глазами, пытаясь отогнать остатки дрёмы. Она была жива? Да, именно. Стало так легко и светло на душе.
- Очнулась, - прозвучал суровый голос над ухом. Девушка, вздрогнув, обернулась. Прямо за ней стоял любимый дядюшка, сверля её гневным взором. Ничего в его облике не предвещало приятного разговора. Хоуп неуютно съёжилась.
- Что ты там делала?
- Прости, - прошептала девушка, опуская взгляд.
- За что? За глупость? Ты же знаешь, что нам запрещено быть ночью вне дворца! Я едва успел забрать тебя!
Хоуп молча смотрела в пол.
- Так, мне пора, - Гелиос взобрался на колесницу.
- Дядя! – Хоуп вскочила на ноги. – Что там? Ответь, что за границей дня?!
- Замолчи! – гневно крикнул мужчина. – Я не стану мириться с подобным поведением! Думаю, твой отец одобрил бы мой выбор – я отдам твою руку Фаэту.
Гелиос стегнул коней, и колесница взмыла ввысь.
- Нет! – выкрикнула Хоуп, но дядюшка уже уносился прочь. Дальше рвать голос не было смысла, а потому девушка, прорычав сквозь стиснутые зубы, отправилась во внутренние залы дворца.
Снова окружённая друзьями, она на какое-то время забыла о разговоре с дядюшкой, но вот прекрасного незнакомца выкинуть из головы не могла. Кто он? Откуда? И почему он не появился на этом закате? А, может, он растворился во тьме, став мёртвым туманом? От этой мысли сердце тревожно сжималось в груди. Становилось больно и грустно. Ей хотелось снова увидеть эту тёмную фигуру с роскошными волосами, бледной кожей и печальным взором.
Из мыслей её вырвал подошедший молодой человек. Соломенные волосы непослушно топорщились, на гладком лице задорно сверкали голубые глаза.
- Привет, Хоуп! – радостно воскликнул он.
Девушку нервно передёрнуло и, резко развернувшись, она пронзила юношу взглядом. В нём было столько ненависти и жестокости, что Фаэт отшатнулся.
- Послушай меня, - её палец застыл напротив лица молодого человека, - не смей даже думать обо мне. Я никогда не стану твоей. Лучше забудь сразу, иначе, я уничтожу тебя.
- Хоуп, ты чего? – Фаэт, защищаясь, выставил руки перед собой.
- Не обращай внимания, - лукаво улыбнулась Ритика, хватая подругу за руки и утягивая прочь.
Уже когда они остановились у звенящего хрустального фонтана, Ритика отпустила её. Театрально всплеснув руками, девушка села на парапет. Флауна перегнулась через него, опустив ладони в прозрачную воду.
- Какая муха тебя укусила? – Ритика внимательно смотрела на вспылившую подругу.
- Да, Хоуп, - Мирабель подняла взволнованный взгляд, - что ты там видела?
- Я же говорила – ничего.
- Не верим!
- Вы же говорили, что лишь дядюшка имеет право знать это, - сощурила глаза брюнетка.
- Ну, брось, - Мирабель обняла подругу за плечи. – Расскажи нам.
Хоуп прижала ладони к груди, где сердце встрепенулось при воспоминании о незнакомце.
- Там был прекрасный человек.
- Мужчин? – Флауна хитро подняла голову, и Хоуп кивнула.
- Он был красив и статен. И так необычен.
- И кто он?
- Я не знаю, он убежал прочь.
- Прочь? – в глазах Ритики удивление. – От дворца?
- Да.
- Не может этого быть! Там лишь смерть.
- Но он бежал прочь от света, словно тот причинял ему боль.
- Скорее всего, это был лишь плод твоего воображения.
- Нет. Я ясно видела его. Его кожа была бледна, а глаза, - она запнулась. – Глаза столь прекрасны.
- Лучше бы ты нашла нормально парня, а не гонялась за миражами.
- Это был не мираж! – выкрикнула Хоуп. – Я докажу! Он настоящий!
Должен быть настоящим, подумалось ей. Это не может быть видение, было бы слишком жестоко.
На закате она снова вернулась в поле. Стояла и ждала его. Ждала и надеялась, но незнакомец так и не появился. Уже издали завидев колесницу дяди, Хоуп отвернулась и пошла ко дворцу. Не было мужчины и на рассвете, и на новом закате. И вновь, и вновь она встречала и провожала день в тщетной надежде увидеть его. Лишь спустя неделю, уже собираясь уходить, она с трепетом в груди увидела знакомый силуэт в сгущающейся тьме. Убегая, она прокричала лишь одно слово и радостная погрузилась в сон.

Добавлено (27.03.2009, 10:34)
---------------------------------------------
Ожоги не проходили долго, лишь после пришествия седьмой ночи, Сивирен смог покинуть стены замка. Сам не зная отчего, после пробуждения он сразу пошёл к ручью. Возможно, он соскучился по своим прекрасным лилиям. Ночь ещё не полностью вступила в свои права, колесница Габриэля только взмыла ввысь. Легко скользя по узким тропам, лунный принц прошёл на берег и, к своему изумлению, вновь увидел загадочную девушку. В её зелёных глазах плясала радость, странное для сына Ночи чувство. Начавшую устанавливаться тишину прорезал её звонкий голос.
- Хоуп! – выкрикнула девушка и скрылась из глаз.
Сивирен непонимающе смотрел на пустое место, где лишь недавно стояло темноволосое чудо, что убежало в догорающий закат. Значит, она не была видением его разума, она настоящая. Но кто она? Хоуп. Видимо, это её имя. Такое странное, непонятное. Сколь принц не старался, он не мог припомнить ничего подобного.
Сивирен улыбнулся проходящим мимо девушкам в длинных одеждах белого, голубого и чёрного цветов. Та девушка, Хоуп, была совершенно на них не похожа, одно её коротенькое платьице, оголяющее руки и декольте, было более чем странно.
- Кто же ты, Хоуп? – тихо спросил лунный принц сам у себя, опускаясь на берег. Его тонкие пальцы сорвали цветок лилии и поднесли к лицу. Над всем миром уже царила прекрасная и спокойная ночь.
Рядом с Сивиреном опустилась Астария.
- Вы так любите это место, милорд, - тихо произнесла девушка, неподвижно глядя на мерное течение ручья.
- Да, здесь очень красиво и тихо, - ответил лунный принц, покручивая в пальцах лилию.
- Милорд, позвольте мне заплести вам волосы, - тонкие руки девушки прикоснулись к ладоням мужчины. Сивирен опустил загадочный взгляд на их сплетенные руки, затем перевёл его на нежное улыбающееся лицо Астарии и слегка кивнул. Девушка извлекла лилию из его пальцев и слегка передвинулась, оказавшись за спиной принца. Её руки прошли по мягким шелковистым волосам Сивирена. Откуда ему было знать, какая нежность разливалась при этом в душе звёздной девы. Её ласковые пальчики перебирали тёмные локоны, вплетая в них изящные цветы лилий. Лунный принц блаженно наслаждался её работой. Однако, из головы не стремился исчезнуть образ убегающей девушки, Хоуп.
- Вы прекрасны, милорд, - выдохнула Астария, откидываясь на пятки.
Действительно, трудно было не залюбоваться на это создание: загадочные, немного печальные, серые глаза, нежное лицо с тонкими чертами, чувственные губы и длинные тёмные локоны, оттеняющие бледную кожу, с вплетенными в них белоснежными цветами лилий. Восторженные глаза Астарии призрачно блестели.
- Спасибо, - нежно улыбнулся принц. В этот момент девушка подалась вперёд и на секунду приникла к мягким губам.
- Простите меня, милорд!
Девушка вскочила с места и бросилась к замку.
- Постой, - негромко окликнул её Сивирен, но она не остановилась. Бежать за ней уже не было смысла, ведь скоро Габриэль вернётся, а это значит, что он сможет увидеть Хоуп. Эта загадочная девушка прочно поселилась в его мыслях. Вот и знакомый свет над замком, и сумрак начал редеть. Ещё минута, вторая, и она бежит. Вдали за её спиной начал нарастать огонь. Уголки губ лунного принца чуть приподнялись в улыбке.
- Сивирен! – выкрикнул он, нарушив столь любимую им тишину, и отправился под защиту стен замка Ночи.

Добавлено (27.03.2009, 10:34)
---------------------------------------------
Пробуждаться одной из первых вошло у Хоуп уже в привычку. На закате прошлого дня он вновь появился, а, значит, он не мираж и он жив. При мысли о прекрасном незнакомце сердце девушки радостно подскочило в груди. Сорвавшись с места, она бросилась в поле. Долго бежать не пришлось, он словно ждал ей.
От увиденного у Хоуп перехватило дыхание. Незнакомец и без того был необычайно прекрасен, но в этот раз он просто не поддавался описанию. Лёгкий рассветный ветерок колыхал чудесное тёмное одеяние, а в волосы были вплетены изящные белые цветы. Девушка прижала руки к груди, стараясь успокоить сердцебиение. И тут давящую неживую тишину расколол его голос, такой красивый и глубокий. А затем мужчина снова ушёл в тающий сумрак.
- Сивирен, - повторила тихо Хоуп, словно пробуя имя на вкус. Оно было странное, непонятное и такое же красивое и таинственное, как и его обладатель.
- Я запомню тебя, Сивирен, - улыбнулась девушка, обхватив себя руками.
Теплело, и воздух наливался звуками. Теперь Хоуп осознавала, что может увидеть Сивирена лишь в начале и конце дня. Интересно, скользнула мысль в голове девушки, а он так же жаждет встреч со мной, как и я? А, быть может, их встречи были чистыми случайностями, ведь целых семь дней он не появлялся. Она уже было решила бросить идею ожидания, когда он, всё же, появился вновь. Теперь она точно знала, что он не мираж, видения не умеют разговаривать.
- Сивирен! – выкрикнула Хоуп, заливаясь звучным смехом и падая на ковёр из трав и цветов. Неужели, она влюбилась в это странное существо? Вот только кто же он? Почему тьма ему не страшна? Она должна поговорить с дядей, но тогда ей не удастся увидеть Сивирена. Однако, может, Соил сможет помочь? С этой мыслью Хоуп вернулась во дворец.
- Соил, - негромко позвала девушка, входя в покои жены Гелиоса.
- Хоуп? – из-за толстой занавеси, отделяющей комнату от балкона, вышла невысокая красавица. – Что привело тебя ко мне?
- Тётушка, - Хоуп подбежала к красавице. – Тётушка, ты же столько знаешь. Расскажи, там, за границей дня, что там есть?
Соил ошарашено вцепилась ей в плечи.
- О чём ты?
- Кто он, тётя? Скажи мне!
- Кто?
- Человек с бледной кожей и печальными глазами.
- Ты видела его?
- Да.
Соил облизнула губы.
- Сама я их никогда не видела, но Гелиос говорил, что иногда, когда среди дня ненадолго воцаряется ночь, он встречает высокого мужчину с жемчужно-белой кожей. Он, так же как и твой дядя, путешествует на колеснице по просторам бесконечности, только ночью. На нём длинное белое одеяние и широкий развевающийся плащ. Его волосы подобны струящимся нитям серебра, а в серых глазах нет ничего. От его взгляда веет спокойствием могилы, и кажется, что вся радость исчезла из мира. Имя ему Габриэль – бог Луны.
- Так он не один такой, - растеряно прошептала Хоуп.
- Кто, дитя?
- Сивирен.
- Ты знаешь имя этого существа? – удивлённо подняла бровь Соил. – Плохо. Лучше забудь об этом.
- Но почему?
- Они дети Ночи. Их мир парит во тьме сумрака.
Вот теперь картинка в голове Хоуп полностью сложилась, и всё встало ни свои места. И уход Сивирена в тень на рассвете, и появление его на закате.
- Неужели, мне никогда не удастся с ним встретиться?
- Не ищи этой встречи, она не принесёт ничего хорошего.
- Тётя, - Хоуп взяла руки женщины в свои, - мне бы только ещё разок увидеть его и всё.
- На границе Ночи и Дня, - вздохнув, произнесла Соил, - есть лишь несколько кратких минут, когда оба мира равны. Минуты две-три, не больше. Но прошу тебя, милая моя, не задерживайся. Ради всего света, возвращайся.
- Я вернусь ради тебя, тётя, - Хоуп чмокнула Соил в щёку и кинулась в поле встречать закат.

Добавлено (27.03.2009, 10:36)
---------------------------------------------
Новое пробуждение принесло с собой новую встречу с Хоуп. Сивирен не мог понять, чем же его так зацепила эта девушка, почему каждый раз он спешит увидеть её? Зачем он сказал ей своё имя? Эти мысли роились в голове принца, когда он выбегал из замка.
- Милорд! - на его пути появилась Астария. – Я хотела попросить прощения за свой проступок.
Сивирен обогнул девушку.
- Позже.
Вот и она, огненное видение в нарастающей тиши. Хоуп нежно улыбалась, махая ему рукой. Она послала ему воздушный поцелуй и скрылась из глаз.
Повисла ночь, тихая и загадочная, как и всегда.
- Кто она?
Вздрогнув, лунный принц обернулся и встретился взглядом с растерянными глазами Астарии. Девушку била дрожь.
- Что ты здесь делаешь?
- Я шла за вами, милорд, - взор звезды стал ледяной. – Кто она?
- Хоть это и не твоё дело, но она дочь Дня, - такого жесткого голоса Астария у принца не слышала никогда. Его словно подменили.
- Простите, милорд, - девушка слегка поклонилась, сверкнув взором, - вы не должны с ней видеться, она из-за границы ночи.
- Замолчи! – Сивирен сам был в шоке от своего тона. – Я буду видеться, с кем хочу и сколько хочу!
- Вы же из-за неё уже чуть не погибли!
Громкий хлопок прозвучал в ночном воздухе, и девушка осела на траву, держась за пылающую щёку. Принц ошарашено посмотрел на свою ладонь, а после опустился рядом с многовековой знакомой. Его тонкие пальцы убрали руку Астарии и слегка коснулись её щеки, снимая боль.
- Извини, не знаю, что нашло на меня.
- Зато знаю я, - печально подняла глаза девушка. Из звёздных глаз брызнули слёзы, и она убежала.
Сивирен остался сидеть на берегу, печально глядя на течение ручья и дожидаясь восхода. Странно, вся его жизнь превратилась в ожидание начала и конца ночи.
Хоуп снова пришла. Пришла быстро, так, что у него оставалось ещё около двух минут. Импульсивно сорвав цветок лилии, лунный принц перепрыгнул ручей и подбежал к темноволосой девушке. Она шокировано застыла.
- Это тебе, - Сивирен взял Хоуп за руки и вложил ей в пальцы цветок. Слегка вздрогнул и бросился назад к замку. Дневной бог уже стремился в высоту.

Добавлено (27.03.2009, 10:37)
---------------------------------------------
Хоуп с радостью увидела Сивирена. Тот с мгновение поколебался и бросился в её сторону. Сердце замерло в груди, не позволяя двинуться с места.
- Это тебе.
В её руках оказался невиданный белый цветок с лёгким ароматом мёда. Точно такие же цветы были ночь назад в волосах Сивирена. Но что её поразило гораздо больше, это прикосновение сына Ночи. Его пальцы были холодны и почти невесомы. Изящные губы тронула улыбка, и он бросился прочь, оставив её одну.
Девушка прижала к груди нежный цветок столь похожий на её нового знакомого. Теперь она точно докажет подругам, что он существует. Хоуп опустила взгляд на цветок, тот выглядел уже как-то иначе. Светлело. С каждой минутой цветок темнел и вдруг вспыхнул в её руках. Вскрикнув, девушка выронила его. Прекрасный цветок догорел, а оставшийся на траве пепел уже спешил растащить утренний ветерок.
- Так вот, что ждёт любого за нарушение запрета, - странно произнесла Хоуп. – Прости, я не сберегла твой подарок.
На душе было очень печально и пусто: два чувства, которых Хоуп до этого никогда не знала и не испытывала. Девушка опустилась на траву и всмотрелась в голубую высь. Ни тепло солнца, ни пение птиц не радовали её. Руки с нежностью вспоминали ледяное прикосновение Сивирена. Такое, что пробирало до глубин души.
Стало алеть, и девушка подобралась, всматриваясь вдаль. Минуты текли очень долго, но он вновь пришёл. Они бежали навстречу друг другу. Руки вновь соприкоснулись, затем встретились губы. Хоуп едва не задохнулась от ледяного дыхания Сивирена, он содрогнулся от непонятного тепла, объявшего его. Оторвавшись от губ девушки, он оттолкнул её.
- Беги.
Она облизнула губы и бросилась прочь.
Девушка уже скрылась из виду, когда по темнеющему небу вслед Хоуп мелькнула вспышка света. Догадка не хуже прикосновений дочери Дня обожгла лунного принца.

Добавлено (27.03.2009, 10:37)
---------------------------------------------
Быстрый бег Хоуп резко закончился, когда до дворца оставалось совсем немного. Прямо перед ней стояла высокая девушка с необыкновенно длинными и светлыми волосами, такой же бледной полупрозрачной кожей, как и у Сивирена. В неестественно сияющих глазах читалось холодное равнодушие, сквозь которое чуть просачивалась ненависть.
- Кто ты? – Хоуп посмотрел ей в глаза, от этого призрачного взгляда дрогнули колени.
- Я этого не могу допустить, - голос незнакомки был тих и зловещ.
Хоуп собиралась обогнуть блондинку, но тонкие пальцы мёртвой хваткой впились ей в плечо. Девушка вскрикнула. Если пальцы Сивирена были просто холодны, то прикосновение незнакомки обжигало льдом, заставляя неметь руку.
- Пусти!
- Нет. Он не для тебя, - прекрасные губы незнакомки растянула хищная улыбка. Жутко было видеть, как из-под этой нереальной красоты проступало нечто зловещее.
Хоуп уже чувствовала ночной холод, сковывающий всё её тело, необходимо было срочно вырваться из рук девушки, или она больше никогда не сможет увидеть Сивирена, его глаза. Почувствовать холодок губ.
- Ты ведь тоже любишь его, - ужаснулась брюнетка.
- Тоже? Нет, я просто люблю его. И я не могу допустить, чтобы сын бога Луны пустил в свои мысли и сердце чудовище из-за границы Ночи.
- Ты не в праве решать за него! – Хоуп уже не чувствовала тела, её время неумолимо подходило к концу.
- Но могу помочь ему сделать правильный выбор, – неужели в одном лице могло жить столько ненависти и жестокости? Хотя Хоуп понимала, что будь она на месте блондинки, она поступила бы также. А значит, ей пришёл конец, потому как дочь Ночи сейчас явно сильнее.
- Пусти! – из последних сил взвыла девушка, хотя уже понимала, что до дворца добраться не успеет.
- Не волнуйся, - на лице незнакомки появилась змеиная улыбка, - лунный принц огорчится, но это пройдёт.
- Он не простит тебя!
- Не важно. Важно, что не будет тебя.
Хоуп хотелось завыть от отчаяния, но не было сил уже ни на что. Ночь. Жестокая и холодная неумолимо завоёвывала весь мир. Ноги девушки подогнулись, но блондинка не собиралась отпускать её. Хоуп мысленно прощалась с жизнью, когда тьму пронзила вспышка света, заливая всё теплом. Стало легче дышать. Незнакомку отшвырнуло от девушки, и та взвизгнула от боли. Хоуп подняла голову. Рядом с ней, рассекая светом тьму, стоял Гелиос, глаза его бешено сверкали. Бог Солнца вытянул руку, и незнакомка вспыхнула. Пламя лизало её бледную кожу, пожирало ткань чёрного платья. Лицо её исказилось от муки, но с губ не слетал ни единый стон. Внезапно её лицо преобразилось, став вновь прекрасным.
- Пусть он простит меня, - спокойно произнесла она, хотя голос дрожал от боли. – Пусть простит. Мой лунный принц.
Хоуп кивнула, и девушка улыбнулась.
- Сивирен! – последнее, что выкрикнула в своей жизни звезда, угасая навсегда.
Хоуп боялась смотреть на дядю, чувствуя, как тот источает ярость и гнев, поэтому ей взгляд всё ещё был устремлён на пепел незнакомки.
- Ещё один, - прошипел Гелиос, вновь поднимая карающую длань.
- Нет! – закричала Хоуп, ведь им навстречу бежал Сивирен. – Не тронь его!
Сивирен застыл, глядя на представшую картину из-под руки, которой заслонял глаза от жара Гелиоса.
- Она просила простить её! – едва не плакала Хоуп, обращаясь к тому, кто оказался лунным принцем. Ей казалось это очень важным. – Простить… Нет!!!
Истошный вопль девушки утонул в яркой вспышке света.

Добавлено (27.03.2009, 10:38)
---------------------------------------------
Когда крик боли, явно принадлежащий Астарии, сотряс воздух, Сивирен сорвался с места, бросившись вслед за девушками. В душе зрело чувство тревоги и опасности. Но, настигнув Хоуп, лунный принц замер. Девушка стояла на коленях, чуть дрожа. За её спиной возвышался рыжеволосый мужчина с полыхающими гневом глазами.
- Не тронь его!
Но мужчина поднял руку в сторону принца.
- Она просила простить её, - плакала Хоуп.
Сивирен непонимающе опустил взгляд и увидел горсть пепла на земле. Астария. Не может быть. Он не хотел верить.
- Нет!!! – взвизгнула девушка, и мир взорвался ярким светом.
Но ничего не произошло. Мир вновь окутался тишиной и сумраком. Свежий ночной воздух объял принца.
Серый плащ опал, вновь открывая Сивирену вид на Хоуп и рыжеволосого мужчину. Тот прищурил глаза и смерил Габриэля взором. Бог Луны возвышался перед принцем, заслоняя его собой. Ветерок легко покачивал тонкий плащ и играл с серебристыми нитями волос.
- Отойди, - прошипел рыжеволосый. Габриэль не шелохнулся. – Твоё место сейчас в вышине.
- Сейчас моё время, - в голосе отца не было никаких эмоций. – Она нарушила границу. Она в моём мире, а ты, вдобавок к этому, посмел поднять руку на мою звезду. Так что, забирай девчонку и уходи.
Рыжий скрипнул зубами и, подхватив на руки потерявшую сознание Хоуп, умчался прочь. Сивирен молчал.
- Неприятный тип, - Габриэль встряхнул головой, отчего в воздухе замерцали серебристые волосы.
- Кто он?
- Гелиос, - пренебрежительно ответил бог Луны, - Солнцеликий. Повелитель Дня.
- Почему ты не убил её? – лунный принц склонился над телом Астарии.
- Потому что ты не хотел этого, - Габриэль подошёл к сыну и положил ему руки на плечи. – Разве могу я причинить вред тому, кто дорог тебе. Никогда. Жаль, я не успел спасти и Астарию.
Сивирен кивнул, не отрываясь глядя на прах звезды.
- Мне пора, - бог Луны убрал руки, но тут же оказался в объятиях сына.
- Спасибо. Спасибо, что спас меня и пощадил Хоуп.
Габриэль улыбнулся, провёл рукой по тёмным волосам, взмахнул другой, и ветер подхватил пепел.
- Пусть летит. Пусть будет свободна и легка. До встречи, - бог устремился ввысь.
Сивирен вернулся к своему любимому ручью, сорвал несколько лилий и осторожно опустил их на поверхность воды. Не смотря на случившееся, принц не держал зла на Астарию, он был глубоко опечален её смертью. Пусть он не мог ответить на чувства звезды, но она по-своему была дорога ему. Астария была его другом на протяжении многих сотен лет, всегда рядом, всегда нежная и светла. Отчасти он чувствовал себя виновником её смерти.
- Прощай, дорогая подруга, - прошептал лунный принц, глядя вслед удаляющимся цветам. – Хоть ты ни в чём и не виновата, я прощаю тебя. Теперь ты свободна.
Он вставил в волосы лилию и отправился к замку. Сегодня ждать Хоуп бесполезно.

Добавлено (27.03.2009, 10:38)
---------------------------------------------
Когда мир взорвался яркой вспышкой, Хоуп упала на землю. Слёзы градом хлынули из изумрудных глаз.
- Нет, пожалуйста, - охрипнув, шептала она. - Нет.
- Отойди, - раздался голос дядюшки.
Девушка чуть подняла глаза. Сознание ускользало от неё, но сквозь пелену в глазах она сумела различить высокого статного мужчину, заслонившего собой Сивирена. У него была такая же, как и лунного принца, жемчужно-белая кожа. Такое же хрупкое тело, скрытое под белыми одеждами. Изящным жестом тонких рук мужчина откинул серый плащ. Ветерок трепал длинные волосы, больше похожие на нити серебра. Если лицо Сивирена было необыкновенно прекрасно, то лицо незнакомца не поддавалось описанию, от него перехватывало дыхание. А глаза. В них было полное равнодушие и убивающее спокойствие. В этих серых глазах воплотилась сама Ночь и сам вечный покой. Хоуп смутно вспомнила слова Соил. Неужели, это сам Габриэль, бог Луны, повелитель Ночи.
Габриэль что-то ответил Гелиосу, но Хоуп уже не понимала. Только чувствовала, как дядюшка поднял её на руки и унёс прочь. Девушка провалилась в пустоту.
Просыпаться не хотелось, но сильные руки встряхнули её, заставляя сесть.
- Лунный принц, - прошептали губы, и девушка тут же почувствовала весьма ощутимый удар по лицу.
- Я едва успел! - Гелиос снова замахнулся, но Хоуп отскочила и вжалась в угол. - Что ты себе позволяешь?! Ты чем думаешь?! Молчишь? Ну молчи! Только учти, это был последний раз, когда я тебя спас! Из-за тебя я теперь в двойном долгу перед этим...этим...
- Габриэлем...
- Да, этой тварью! Я больше не желаю видеть тебя!
- Ну и ладно! - Хоуп вскочила и выбежала от дядюшки.
Пусть она будет одна, но не одинока. И будет закат, и будет встреча. И будет рассвет, и новая встреча. Лишь прикосновение, один поцелуй и снова ожидание. Но разве это цена? Нет. Она готова на что угодно.
Они бежали навстречу друг другу. Улыбка Прикосновение. Поцелуй. Прощание. Ожидание. И новая встреча. Сын Ночи и дочь Дня. Рождённые, чтобы никогда даже не знать о существовании друг друга. Жить только ради этих встреч, этих кратких мгновений. Шли века, на земле под мирами бессмертных приходили и уходили народы, возносились и гибли цивилизации. И так будет всегда, покуда день и ночь сменяют друг друга, ведь есть граница. А любовь, это то, что может обратить всю вечность в одно мгновение счастья.


Ah... koboreochiru namida wa owakare no kotoba
 
Форум » Проза » В приложение "Солнце в Полосочку" » СкаZки от Келен (мои страшные сказки вам на ночь))))
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 | Конструктор сайтов - uCoz